Нормально

 

Вы когда-нибудь задумывались о том, что на самом деле чувствует человек, который на вопрос, как у него дела, отвечает: «Нормально». Не хорошо. Не плохо. Нормально?

Человек не может быть счастлив постоянно, равно как и несчастен. Эти два состояния сменяют друг друга порой по несколько раз за день. А нормально это позиция нуля. Состояние застоя, когда ничего не меняется.

Когда человеку хорошо, он так и ответит: «У меня все хорошо». Когда плохо — он, возможно, часами будет рассказывать вам о своем несчастье. И это правильно. Это вариант психотерапии, когда человек борется со своей болью.

А нормально… Нормально — это когда ты настолько свыкся со своей болью, что перестал замечать её, и эта боль трансформировалась в глухое, безнадежное отчаяние внутри тебя. У тебя уже нет сил закидывать какие-то новые эмоции в эту черную дыру, которая разрывает твоё сердце изнутри. У тебя нет сил рассказывать окружающим, которые не готовы тебя услышать, о своей боли.

У тебя все нормально. Ты даже улыбаешься тогда, когда от тебя этого ждут, лишь бы не отвечать на вопросы. Улыбаешься, при этом мечтая не проснуться на утро.

А у скольких из ваших знакомых прямо сейчас «все нормально»?

Когда тебя не стало

Привет. С тех пор как тебя не стало, счета за телефон стали меньше. Ночи короче, и я их не жду так как раньше.

Привет. Я знаю, туда, где ты сейчас, мои письма не доходят, но я продолжаю их писать. Писать и носить на почту в синий железный ящик. И в этих письмах рассказываю тебе о своих долгих днях, наполненных бессмысленной эйфорией, в которой я купаюсь, надеясь забыться.

Когда-нибудь, через много лет, я приду туда, где ты ждала меня все это время в своём белом платье в синий горох. Ты улыбнёшься мне и скажешь, что ты всегда была рядом, просто я не видел тебя, занятый своей скучной жизнью. Мы станем пить мятный чай из белого чайника и даже попросим прощения друг у друга за то, что мы оба сделали, когда тебя не стало…

Люди-города

Есть люди-камни, которых ты забываешь, как только пройдёшь мимо. Разве что вопьётся в ногу, заставив досадливо сморщиться.

Есть люди-дома, в которых ты живёшь, но при необходимости можешь переехать.

Есть люди-улицы, каждый камень которых хранит воспоминания. Ты ходишь по этим улицам, вдыхая запах брусчатки, мокрой после дождя, и предаёшься светлым воспоминаниям. Но как только воспоминаний становится достаточно, ты просто начинаешь строить другие маршруты через другие улицы.

А есть люди-города. Ты не просто живёшь в них. Ты становишься частью города, а город проникает в тебя, душным воздухом в лёгкие или осенним ливнем по волосам. Из города тоже можно переехать, но ему всегда будет принадлежать частичка тебя. Ты будешь прилетать в этот город на выходные и проводить в нем отпуска.

А ещё есть люди, которые были камнем, но стали не просто городом. Люди, бывшие камнем, но выросшие до размера материка, из которого состоит твой мир.

Люди не живут под водой. Им там нечем дышать

Три последних дня я провела в нежных объятиях Адриатики. Я нежилась в волнах и думала о людях, которые не умеют плавать, но все равно приезжают на море.

Вот они робко стоят на песке. Присматриваются. Потом острожно трогают ногой прилив. Море пока никак на них не реагирует. Потом они решаются войти в воду по пояс, потом чуть дальше до глубины, где едва стоят на кончиках пальцев. Море смеётся, приветствует заманивает.

Вот человек берет матрац и аккуратно заплывает чуть дальше, чем следовало, забыв о том, что он не умеет плавать. Море качает лёгкий матрац на волнах, заигрывая. Человек, расслабляется, доверяется морю. И вот они уже вместе. Им хорошо вдвоём.

Но стихия переменчива. В своём порыве море переворачивает матрац, не думая, что это погубит человека. Наоборот оно стремится принять его в свои объятия. Но люди не живут в море. Человек тонет. И последнее, что он чувствует — это солёные поцелуи моря.

Человека больше нет, но море никогда его не забудет. Оно просит прощения в шуме прибоя, который приходят послушать те, кто не умеет плавать.

И я сейчас не только о море…

О любви

Иногда тебе достаточно одной встречи с человеком, чтобы влюбиться.

За несколько часов ты навсегда запоминаешь его запах и тембр голоса. Если чуть напряжешься, то в деталях сможешь вспомнить его улыбку даже когда вспоминать не хочется вообще не о чем.

Неважно сколько тебе лет. Пятнадцать, двадцать пять или уже хорошо за тридцать. Ты все равно будешь искать повод увидеться и ждать встречи.

И этот флёр лёгкой влюблённости будет окружать тебя словно облако дорогих духов, заставляя окружающих улыбаться.

Привет. Я больше не голодаю

Привет. Пишу в сотый раз, хотя ты не читаешь.

Привет. Ты помнишь, как мы голодали? Когда у нас было три тысячи рублей на двоих? Ты помнишь, как мы не спали ночами и радовались шоколаду без повода и забегаловкам на Савеловском рынке? А потом я ушла, ты помнишь? Я ушла,  потому что я хотела писать. Я мечтала о славе.

Так вот, я больше не голодаю. Я редактор. У меня друзья сценаристы, писатели и музыканты. Я больше не голодаю. У меня свой маленький бизнес. Работаю в центре. Завтракаю в ресторанах.

Но если бы ты знал, как мне пусто. Во мне окончательно что-то потухло. И если я закричу, меня никто не услышит. И знаешь, лучше бы я голодала…

Почему я никогда не уйду к конкурентам

Почему я скорее всего никогда не уйду работать к конкурентам? Данный текст является просто отражением мыслей и какого-то побудительного эффекта не несёт.

Так уж сложилось, что я всегда работала в отраслях с высокой конкуренцией. Вначале это был софтверный бизнес и работа в реселлере программного обеспечения. Потом это была дистрибуция ПО. Теперь вот книжный бизнес. В каждой из этой областей есть конкуренты. И это хорошо. Конкуренция — это естественный регулятор рынка. Так я думаю.

Когда я понимала, что пора менять работу, а делаю я это в среднем раз в три года, то я всегда либо уходила выше, как было с приходом в МОНТ, либо кардинально меняла сферу деятельности, как это случилось с ЛитРес. Я никогда не рассматривала возможность ухода в компанию-конкурент.

Почему? Потому что если на этапе собеседования ты приходишь в конкурирующие компании «А» и «Б», и в компании «А» тебе почему-то отказывают, а в компанию «Б» берут при прочих равных, то потом уйти к конкуренту будет просто предательством по отношению к команде, которая поверила в тебя тогда, когда не поверили другие. То есть у тебя не хватало каких-то мелких скилов, которые ты в процессе работы приобрёл, и конкурент уже зовёт тебя к себе. Ну это примерно как бросить мужа, который поддерживал тебя с молодости, и уйти к более обеспеченному любовнику. Не этично как-то.

Тут уж либо договариваться и обсуждать чего тебе не хватает: денег, развития, мотивации (нужное подчеркнуть) и пытаться найти компромисс, либо уходить, но уходить не к кому-то, а от кого-то. По сути дела при расставании с компанией работают те же самые правила, что и при разрыве долгих отношений.

И всем работникам хочется пожелать любимой работы, приносящей помимо денег ещё и радость, а руководителям грамотно отслеживать настроения в коллективе. Ведь люди уходят не из компаний, люди уходят от руководителей, которые не доплатили, не до любили и положили болт на твои мотивацию и развитие.

Воскрешение

Мытищи. Утро. Вторник. Дождь.
В 8:00 раздаётся звонок будильника, я вслепую нашариваю телефон и ставлю будильник ещё через полчаса.
В новом модном обновлении iPhone появился режим «Побудка». Не будильник, не пробуждение, а побудка, чтобы ты наверняка осознал тщетность бытия и, заодно, вспомнил армейские годы. Даже если ты не служил. Даже если ты женщина.
Заботливые инженеры Apple предложили поставить на звонок побудки пение птиц, наверное, чтобы ты открывал глаза и радовался новому дню. Мне бы больше подошёл рог Архангела Гавриила, в который он дудел, воскрешая мертвых для страшного суда. Потому что с утра я не просыпаюсь. Я воскресаю.
Я искренне стараюсь спать больше. Я стараюсь ложиться до 0:00, а иногда я пытаюсь уснуть до 22:00, но в таком случае я просыпаюсь в 4:00 свежа и прекрасна, как майская роза. Но весь мир-то ещё спит, и я ложусь спать обратно, а в 8:00 этот порочный круг снова повторяется.
Мытищи. Утро. Вторник. Дождь. Я воскресла.

Было утро среды

Наше утро уже давно начинается не с кофе. Открывая глаза, мы первым делом берем телефон, и проверяем почту, вместо того, чтобы поцеловать того, кто спит рядом с нами.

Мы ведем аккаунты в нескольких социальных сетях и вынуждены делать постоянный рерайт своих мыслей, чтобы оставаться оригинальными в каждой из них.Мы пишем в твиттере, что влюбились, и копируем чужие псевдо-философские статусы, когда нам разбивают сердца.

Дальше…

Смерть — это последнее, что случается с нами

Вы знаете, смерть — это очень страшно. Страшно приезжать в отделение поговорить с врачом, который, наверное, все видел последним, и расписываться за мешок из черного пластика. Когда нас не станет, если не дай Бог, нас не станет в больнице, вся наша жизнь будет запакована вот в такой мешок. По сути, когда мы уходим, от нас остаётся не так уж и много. Одежда, документы, мобильный телефон и непременно зарядка к нему, может быть обручальное кольцо. В редких случаях находят фотографии или сушёные цветы или листья в бумажнике.

Дальше…