О любви

Иногда тебе достаточно одной встречи с человеком, чтобы влюбиться.

За несколько часов ты навсегда запоминаешь его запах и тембр голоса. Если чуть напряжешься, то в деталях сможешь вспомнить его улыбку даже когда вспоминать не хочется вообще не о чем.

Неважно сколько тебе лет. Пятнадцать, двадцать пять или уже хорошо за тридцать. Ты все равно будешь искать повод увидеться и ждать встречи.

И этот флёр лёгкой влюблённости будет окружать тебя словно облако дорогих духов, заставляя окружающих улыбаться.

Привет. Я больше не голодаю

Привет. Пишу в сотый раз, хотя ты не читаешь.

Привет. Ты помнишь, как мы голодали? Когда у нас было три тысячи рублей на двоих? Ты помнишь, как мы не спали ночами и радовались шоколаду без повода и забегаловкам на Савеловском рынке? А потом я ушла, ты помнишь? Я ушла,  потому что я хотела писать. Я мечтала о славе.

Так вот, я больше не голодаю. Я редактор. У меня друзья сценаристы, писатели и музыканты. Я больше не голодаю. У меня свой маленький бизнес. Работаю в центре. Завтракаю в ресторанах.

Но если бы ты знал, как мне пусто. Во мне окончательно что-то потухло. И если я закричу, меня никто не услышит. И знаешь, лучше бы я голодала…

Почему я никогда не уйду к конкурентам

Почему я скорее всего никогда не уйду работать к конкурентам? Данный текст является просто отражением мыслей и какого-то побудительного эффекта не несёт.

Так уж сложилось, что я всегда работала в отраслях с высокой конкуренцией. Вначале это был софтверный бизнес и работа в реселлере программного обеспечения. Потом это была дистрибуция ПО. Теперь вот книжный бизнес. В каждой из этой областей есть конкуренты. И это хорошо. Конкуренция — это естественный регулятор рынка. Так я думаю.

Когда я понимала, что пора менять работу, а делаю я это в среднем раз в три года, то я всегда либо уходила выше, как было с приходом в МОНТ, либо кардинально меняла сферу деятельности, как это случилось с ЛитРес. Я никогда не рассматривала возможность ухода в компанию-конкурент.

Почему? Потому что если на этапе собеседования ты приходишь в конкурирующие компании «А» и «Б», и в компании «А» тебе почему-то отказывают, а в компанию «Б» берут при прочих равных, то потом уйти к конкуренту будет просто предательством по отношению к команде, которая поверила в тебя тогда, когда не поверили другие. То есть у тебя не хватало каких-то мелких скилов, которые ты в процессе работы приобрёл, и конкурент уже зовёт тебя к себе. Ну это примерно как бросить мужа, который поддерживал тебя с молодости, и уйти к более обеспеченному любовнику. Не этично как-то.

Тут уж либо договариваться и обсуждать чего тебе не хватает: денег, развития, мотивации (нужное подчеркнуть) и пытаться найти компромисс, либо уходить, но уходить не к кому-то, а от кого-то. По сути дела при расставании с компанией работают те же самые правила, что и при разрыве долгих отношений.

И всем работникам хочется пожелать любимой работы, приносящей помимо денег ещё и радость, а руководителям грамотно отслеживать настроения в коллективе. Ведь люди уходят не из компаний, люди уходят от руководителей, которые не доплатили, не до любили и положили болт на твои мотивацию и развитие.

Воскрешение

Мытищи. Утро. Вторник. Дождь.
В 8:00 раздаётся звонок будильника, я вслепую нашариваю телефон и ставлю будильник ещё через полчаса.
В новом модном обновлении iPhone появился режим «Побудка». Не будильник, не пробуждение, а побудка, чтобы ты наверняка осознал тщетность бытия и, заодно, вспомнил армейские годы. Даже если ты не служил. Даже если ты женщина.
Заботливые инженеры Apple предложили поставить на звонок побудки пение птиц, наверное, чтобы ты открывал глаза и радовался новому дню. Мне бы больше подошёл рог Архангела Гавриила, в который он дудел, воскрешая мертвых для страшного суда. Потому что с утра я не просыпаюсь. Я воскресаю.
Я искренне стараюсь спать больше. Я стараюсь ложиться до 0:00, а иногда я пытаюсь уснуть до 22:00, но в таком случае я просыпаюсь в 4:00 свежа и прекрасна, как майская роза. Но весь мир-то ещё спит, и я ложусь спать обратно, а в 8:00 этот порочный круг снова повторяется.
Мытищи. Утро. Вторник. Дождь. Я воскресла.

Было утро среды

Наше утро уже давно начинается не с кофе. Открывая глаза, мы первым делом берем телефон, и проверяем почту, вместо того, чтобы поцеловать того, кто спит рядом с нами.

Мы ведем аккаунты в нескольких социальных сетях и вынуждены делать постоянный рерайт своих мыслей, чтобы оставаться оригинальными в каждой из них.Мы пишем в твиттере, что влюбились, и копируем чужие псевдо-философские статусы, когда нам разбивают сердца.

Дальше…

Смерть — это последнее, что случается с нами

Вы знаете, смерть — это очень страшно. Страшно приезжать в отделение поговорить с врачом, который, наверное, все видел последним, и расписываться за мешок из черного пластика. Когда нас не станет, если не дай Бог, нас не станет в больнице, вся наша жизнь будет запакована вот в такой мешок. По сути, когда мы уходим, от нас остаётся не так уж и много. Одежда, документы, мобильный телефон и непременно зарядка к нему, может быть обручальное кольцо. В редких случаях находят фотографии или сушёные цветы или листья в бумажнике.

Дальше…

Поезда

Я очень люблю поезда. Поезда всегда дают время подумать.

В них мне лучше всего пишется. Примерно половина моей второй книги была написана в пути. Сейчас совершенно не клеится работа над третьей. Может быть, стоит взять билет до Владивостока, запереться в купе и писать? Только я, поезд и текст книги… Вот было бы здорово.

Я в принципе люблю быть в пути, что на машине, что на поезде. Вот только в поезде свободы больше. В поезде от тебя ничего не зависит. Вступая на перрон мы передаём свою судьбу машинисту. Только от него зависит, доберёмся ли мы до пункта назначения или канем в вечность где-то между Москвой и Нижнеудинском.

О Питере

Когда-нибудь, по острой рабочей необходимости, я обязательно поеду в Питер.

Я буду идти по Невскому или гулять по стрелке Васильевского острова и встречу своих давних друзей, сбежавших по целому ряду причин из Москвы. Променявших Московский комфорт на особую атмосферу Питера. Бросивших Московских жён и женившихся на любовницах. Оставивших работу Московского дизайнера ради романтики Питерского Метростроя.

Я спрошу у кого-нибудь из них: «Ну как ты тут?», а он задумчиво обведёт глазами хмурое Питерское небо и ответит: «Хорошо», и немного помолчав добавит: «Как видишь».