Люди-отражения

Для каждого из нас есть человек-отражение. Иногда нам везёт, и мы находим своё Отражение в многоликой толпе, и тогда неважно, одного ты с ним пола или нет, Человек-отражение будет понимать тебя без слов. Думать как ты. Чувствовать как ты. Он будет не просто близким человеком. Он станет частью тебя самого. Чувствовать твою боль. Зализывать твои раны.

Вы станете одним целым, но ты и твоё Отражение никогда не будете вместе. Потому что отражения всегда живут по другую сторону зеркала. И если разбить его, то у тебя не останется ничего кроме осколков.

Со временем ты купишь другое зеркало, но не найдёшь там никого, кроме себя.

Люди не живут под водой. Им там нечем дышать

Три последних дня я провела в нежных объятиях Адриатики. Я нежилась в волнах и думала о людях, которые не умеют плавать, но все равно приезжают на море.

Вот они робко стоят на песке. Присматриваются. Потом острожно трогают ногой прилив. Море пока никак на них не реагирует. Потом они решаются войти в воду по пояс, потом чуть дальше до глубины, где едва стоят на кончиках пальцев. Море смеётся, приветствует заманивает.

Вот человек берет матрац и аккуратно заплывает чуть дальше, чем следовало, забыв о том, что он не умеет плавать. Море качает лёгкий матрац на волнах, заигрывая. Человек, расслабляется, доверяется морю. И вот они уже вместе. Им хорошо вдвоём.

Но стихия переменчива. В своём порыве море переворачивает матрац, не думая, что это погубит человека. Наоборот оно стремится принять его в свои объятия. Но люди не живут в море. Человек тонет. И последнее, что он чувствует — это солёные поцелуи моря.

Человека больше нет, но море никогда его не забудет. Оно просит прощения в шуме прибоя, который приходят послушать те, кто не умеет плавать.

И я сейчас не только о море…

О любви

Иногда тебе достаточно одной встречи с человеком, чтобы влюбиться.

За несколько часов ты навсегда запоминаешь его запах и тембр голоса. Если чуть напряжешься, то в деталях сможешь вспомнить его улыбку даже когда вспоминать не хочется вообще не о чем.

Неважно сколько тебе лет. Пятнадцать, двадцать пять или уже хорошо за тридцать. Ты все равно будешь искать повод увидеться и ждать встречи.

И этот флёр лёгкой влюблённости будет окружать тебя словно облако дорогих духов, заставляя окружающих улыбаться.

Второй шанс для Петербурга

Я тут давеча побывала в Петербурге, и поняла, почему я до сих пор не сильно любила этот город. Я не могла его понять. Каждый раз, приезжая в Питер, я выказывала ему свои завышенные ожидания, которым он никогда не хотел соответствовать.

Я с карандашиком в руке отмечала «особые» места накануне поездки и упорно ходила с картой в поисках этих мест с «особой» атмосферой. Я искала и не находила. Ни бара «Свитер с оленями», ни всех остальных. В этот раз я настойчиво пыталась попасть в «Фарш и бочку». Попала. Да простят меня ценители, но я туда больше не ногой. Камерные бары мне милее.

Не пытайтесь понять этот город по путеводителям. Все равно ничего не запомните и ничего не найдёте. Рубиншейна мне милее Белинского. «Брынза» вкуснее «Фарша и бочки». Не пытайтесь обойти все достопримечательности за раз. Я в Питере третий раз и до сих пор не видела ни Эрмитажа, ни Исаакиевского. Зато у меня были мосты и гонки на теплоходах.

Питер он у каждого свой. Это как тот странный мужчина, намерений которого вы не поняли на первом свидании, но дали второй шанс и пришли на втрое. Да так и живёте наездами: то тут — то там…

Метро

Где там мои кеды и сумка через плечо, а
И метро. Прямо один в один.
Этот запах, шум вокруг. Сжимаешь плеер в руке. Вокруг только редкие пассажиры ночного транспорта, устало бредущие по платформе.
Куртка немного промокла, вы устали. Ещё немного, и, кажется, этот момент растянется в вечность, что то особое, не поддающееся описанию. Она тихо сопит и кладёт свою голову на плечо. Ты улыбаешься.
Следующая станция — Комсомольская.

Привет. Я больше не голодаю

Привет. Пишу в сотый раз, хотя ты не читаешь.

Привет. Ты помнишь, как мы голодали? Когда у нас было три тысячи рублей на двоих? Ты помнишь, как мы не спали ночами и радовались шоколаду без повода и забегаловкам на Савеловском рынке? А потом я ушла, ты помнишь? Я ушла,  потому что я хотела писать. Я мечтала о славе.

Так вот, я больше не голодаю. Я редактор. У меня друзья сценаристы, писатели и музыканты. Я больше не голодаю. У меня свой маленький бизнес. Работаю в центре. Завтракаю в ресторанах.

Но если бы ты знал, как мне пусто. Во мне окончательно что-то потухло. И если я закричу, меня никто не услышит. И знаешь, лучше бы я голодала…

Утро, когда меня не стало

На часах 4:23 утра. Я заплела тонкую косу и вышла из дома. Муж не заметил этого. Впрочем, ему это уже давно безразлично. Сегодня я впервые вышла из дома без ключей. Они мне больше не пригодятся. В кармане легкой кожаной куртки нет ни проездного, ни денег, ни документов. Только зажигалка и пачка тонких сигарет, купленных накануне.

Я иду в парк и сажусь на мокрую холодную лавочку прямо возле воды. Простудиться я уже не успею. Закуриваю. Долго курю, прикрыв глаза.

Сигарета дотлела до самого фильтра. Я выкидываю бычок в урну, стоящую неподалёку, и достаю из кармана шприц. Делаю глубокий вдох и осторожно вкалываю инъекцию себе в бедро. Всё.

Закуриваю ещё одну, достаю телефон и набираю номер.

— Алло, — ответил мне заспанный женский голос.

— Здравствуйте, Наталья… Простите, не знаю вашего отчества. Передайте трубку Михаилу пожалуйста. Я ему звонила.

— Девушка, вы видели сколько времени? Михаил спит.

— Наш разговор не займёт много времени. Передайте трубку пожалуйста. Это его последняя возможность услышать меня.

Наталья отдаёт телефон сыну. Я почти слышу, как он потягивается и смотрит на часы. Улыбаюсь.

— Марина?

— Привет. Сегодня на редкость прекрасное утро. Солнце уже встало. Поют птицы. Мне осталось жить чуть меньше часа. Побудь со мной.

— Что ты говоришь? Почему?

— Почему меньше часа? Я вколола себе раствор, который применяется для эвтаназии домашних животных. У человека после этого есть примерно 60 минут. Почему я это сделала? Боюсь, на этот вопрос я ответить уже не успею. Да это ведь по сути не так уж и важно. Расскажи, что ты видишь сейчас.  Дальше…

Электрички

Жизнь сложилась так, что вот уже пять лет (или больше, сейчас уже и не вспомнить) я езжу на пригородных поездах. Я специально не говорю «электрички». Это отдельный класс поездов.

Я фанат экспрессов «Спутников», в которых едут такие же, как и я усталые люди, которым не нужно общаться между собой, а просто нужно как можно скорее прибыть домой в тишине и относительном покое.

Сегодня я еду на обычной Щелковской электричке, которая медленно тащится со всеми остановками. Эти вот обычные электрички это какой-то свой отдельный мир, где сразу видно случайных пассажиров экспрессов, которые, словно бы извиняясь, интуитивно жмутся друг к другу и стыдливо прячут глаза в планшетах, и видно местных завсегдатаев, которые вольготно занимают несколько мест, выходят курить (положив прибор на запреты) и оставляют шапку вместо себя, застолбив территорию.  Дальше…

Почему я никогда не уйду к конкурентам

Почему я скорее всего никогда не уйду работать к конкурентам? Данный текст является просто отражением мыслей и какого-то побудительного эффекта не несёт.

Так уж сложилось, что я всегда работала в отраслях с высокой конкуренцией. Вначале это был софтверный бизнес и работа в реселлере программного обеспечения. Потом это была дистрибуция ПО. Теперь вот книжный бизнес. В каждой из этой областей есть конкуренты. И это хорошо. Конкуренция — это естественный регулятор рынка. Так я думаю.

Когда я понимала, что пора менять работу, а делаю я это в среднем раз в три года, то я всегда либо уходила выше, как было с приходом в МОНТ, либо кардинально меняла сферу деятельности, как это случилось с ЛитРес. Я никогда не рассматривала возможность ухода в компанию-конкурент.

Почему? Потому что если на этапе собеседования ты приходишь в конкурирующие компании «А» и «Б», и в компании «А» тебе почему-то отказывают, а в компанию «Б» берут при прочих равных, то потом уйти к конкуренту будет просто предательством по отношению к команде, которая поверила в тебя тогда, когда не поверили другие. То есть у тебя не хватало каких-то мелких скилов, которые ты в процессе работы приобрёл, и конкурент уже зовёт тебя к себе. Ну это примерно как бросить мужа, который поддерживал тебя с молодости, и уйти к более обеспеченному любовнику. Не этично как-то.

Тут уж либо договариваться и обсуждать чего тебе не хватает: денег, развития, мотивации (нужное подчеркнуть) и пытаться найти компромисс, либо уходить, но уходить не к кому-то, а от кого-то. По сути дела при расставании с компанией работают те же самые правила, что и при разрыве долгих отношений.

И всем работникам хочется пожелать любимой работы, приносящей помимо денег ещё и радость, а руководителям грамотно отслеживать настроения в коллективе. Ведь люди уходят не из компаний, люди уходят от руководителей, которые не доплатили, не до любили и положили болт на твои мотивацию и развитие.

Отдых в эко-усадьбе «Старая Мельница», с.Голиково, Липецкая область

30 декабря под самый Новый год, занесло нас в Эко-усадьбу «Старая Мельница», расположенную в селе Голиково, что в Липецкой области в примерно 420 верстах от Москвы.

Ехали мы по платной трассе, которая местами была ничего, местами не очень, а местами радовала нас огромными ямами посередь дороги, которые мы спешно объезжали на большой скорости, мечтая сохранить нашу подвеску хотя бы в условной целостности.

Преодолев превратности пути и поборы не детские прибыли мы в село Голиково, в усадьбу, где заселились в прекрасный домик. Дом назывался «Ведёхниский», небольшой и не маленький, как раз подходящего нам размера и калибра был. В домике все было как положено: двуспальная кровать, односпальные кровати, комод, кухня (большая), туалет и душ. В доме с нами жила мышь, которая съела мои припасённые печенья и не давала мне спать, и которую я с пьяных глаз пыталась поймать. Дальше…